,

Зерновой рынок сейчас: адреналин или головная боль

Об удивительных вещах, происходящих на зерновом рынке мира и России в частности, поведал генеральный директор ООО «ПроЗерно» Владимир Петриченко на Зерновом круглом столе 15 апреля. Выкладываем основные тезисы его выступления и рассказываем, что ждет производителей в текущем и будущем сезоне во времена нестабильности и постоянных изменений.

В  общем и целом, ценовое равновесие на рынке неустойчивое, и, скорее всего, стоит ожидать дополнительных волатильных скачков. Однако происходят и совершенно удивительные ситуации.


Владимир ПЕТРИЧЕНКО, генеральный директор ООО «ПроЗерно»

На закате сезона большая масса экспортёров закупила себе зерна в ту квоту, которая им выделена. И квота здесь начинает выступать огнетушителем как для деятельности экспортёров, так и для рублёвых цен на экспортной площадке. Если даже курс поднимется до 90 рублей за доллар, мы не увидим адекватного роста рублёвых цен на экспортной площадке пока не наступит 1 июля.


РОССИЯ В УСЛОВИЯХ СПОТОВОГО РЫНКА

К удивительным историям можно отнести тендер GASC, когда египтяне приобрели 290 тыс. тонн, затем ещё 60 тыс. тонн пшеницы с поставкой в конце мая и 60 тыс. тонн в начале июня. Таких тендеров никогда не было. И все это произошло после того, как в конце февраля Египет отклонил закупки по тендеру из-за высоких цен, хотя эти цены были ниже текущих на $50–60.

«Это говорит о том, что покупатель не уверен, что возьмёт достаточно на внутреннем рынке — сейчас в Египте начинается уборка урожая,— отметил генеральный директор ООО «ПроЗерно» Владимир Петриченко.— Это неуверенность покупателя в том, что может произойти в новом сезоне, несёт дополнительную нервозность на рынок — адреналин начинает закипать, не дойдя до кассы. Но впереди головная боль намного больше. Когда рынок проснётся и будет смотреть на новый сезон, это будет дополнительный адреналин, головные боли и проблемы, о которых сейчас никто не хочет думать».

Если сравнивать Россию с конкурентами, можно выделить одну интересную особенность: мы начинаем сильно расходиться с ними по цене, потому что у нас задавлен экспортный рынок. В отличие от стран-конкурентов мы живем в условиях спотового рынка и не можем смотреть на «На спотовом рынке действуют несколько иные механизмы, и нашу пшеницу дисконтируют примерно на $50–60 в отличии от конкурентов. Покупатели не хотят жить на рынке выше $500 за мукомольную пшеницу. Для них этот ценовой уровень не приемлем, не понятен, невозможен. Видимо, это правило конца текущего сезона. Я не уверен, что в новом сезоне к этому правилу вернутся, поменяют отношение к ценовому построению. Египетский рынок пшеницы делается коммерческими компаниями, а не государственной компанией GASC.

Коммерческий импорт гораздо выше, чем государственный. Это говорит о том, что для Египта текущий сезон уникален в силу своей финансовой составляющей — цены очень высокие, и GASC покупает настолько, насколько позволяет бюджет, который в деньгах прежний, а в объёмах пшеницы — меньше», — отметил эксперт. А конкуренты, к слову сказать, активизировались. Невероятным образом появилась с зерном Индия.

Рекордные показатели по экспорту своей пшеницы у Австралии, которая собрала высокий урожай. Что касается цен, то теперь консолидированный зерновой пул находится на уровнях для фуражного зерна выше $300–350 за тонну, для продовольственного зерна выше $400 за тонну. На ситуации отражаются жёсткие действия центрального банка, выраженные в запрете всем резидентам работать с акциями, с валютой, а в особенности выводить валюту за рубеж. Есть риски, связанные с подходом судов, с оплатой проходов. Это приводит к тому, что у нас очень сильный разрыв между экспортными ценами, если их перевести в рубли и сбросить фобинг, и закупочными ценами в портах.

«На закате сезона большая масса экспортёров закупила себе зерна в ту квоту, которая им выделена. И квота здесь начинает выступать огнетушителем как для деятельности экспортёров, так и для рублёвых цен на экспортной площадке. Если даже курс поднимется до 90 рублей за доллар, мы не увидим адекватного роста рублёвых цен на экспортной площадке, пока не наступит 1 июля»,— считает Владимир Петриченко. Без экспортного спроса сейчас наблюдается небольшой подъём внутренней цены, который обеспечивают отечественные переработчики. Увеличилась стоимость муки.

По словам аналитика «ПроЗерно», мукомольно-зерновой маховик раскручивается, и для того, чтобы его остановить, Пока военные действия не закончатся, снижать цены — значит ломать всё через колено, а это неправильно. Что касается зернобобовых, то курс доллара вывел цены на высокий уровень, в первую очередь на горох и на нут. А так как это беспошлинный товар, экспорт гороха идёт опережающими темпами.

О БУДУЩИХ УРОЖАЯХ И ЭКСПОРТЕ

Озимые в прошлом сезоне были плохими, несмотря на рекордные показатели общего сева. Сейчас же они в очень хорошем состоянии — полмиллиона гектар. Если посмотреть на их качество, то они близки к рекордному качеству 20-го года и рекордному 17-му году — сейчас 76% относительно прежних хороших 83% — это при входе в зиму. Так как зима была мягкая, в некоторых регионах юга гибель озимых была приближена к нулю. В целом по России, по прогнозам Владимира Петриченко, гибель озимых — не более 2, 9%. А это значит, что до уборки дойдут почти 18 млн га по сравнению с 17,5 в прошлом году, когда посеяли больше, но и процент гибели был выше. Сев кукурузы чуть ниже — не 3, а 2,8–2,9 млн га из-за вопроса по семенам, поэтому замещать ее будут пшеницей.

«По моим оптимистичным прогнозам — 129–130 млн тонн составит производство всех зерновых, из них — 84 млн тонн пшеницы, 18–19 млн тонн — ячменя, кукуруза пока в среднем — 14 млн тонн»,— отметил эксперт. Значительная часть прироста — это озимая пшеница (+8 млн тонн), кукуруза — минус 2,1 млн тонн. 4 млн тонн — зернобобовые и крупы — на них высокий спрос в площадях, в производстве, в животноводстве и на экспортном рынке. Если рассматривать будущий урожай в разрезе федеральных округов, то надеяться на рекорды не стоит. На Юге ожидается повторение прошлого года. Не плохой урожай будет в Черноземье, немного ниже среднего ожидается он на Урале, потому что повторение засухи исключать нельзя, как, впрочем, и в Казахстане, и в Узбекистане. Ниже прошлогоднего будет и урожай в СФО. Что все это будет значить для зернового баланса?

«Если мы отэкспортируем 40 млн тонн, мы в новом сезоне сможем вывезти 49–50 млн тонн зерна. То есть экспортный потенциал, вне всякого сомнения, у нас вырастет. Может быть, это негативно для цен, но, учитывая то окружение, которое у нас будет, как со стороны Украины, так и со стороны Казахстана, этот минус совсем стирается, а, может быть, даже появится плюс»,-отметил Владимир Петриченко.

В экспортном ключе важно отметить и то, что сейчас происходит с запасами Украины. До февраля она выполнила экспортную программу по ячменю, но недовезла пшеницу и кукурузу. Если до специальной военной операции предполагалось, что Украина вывезет 24,5 млн тонн пшеницы, она вывезла только 19 млн тонн. Это значит, что переходящие остатки в стране вырастут, по версии американцев, почти до 6 млн тонн, вместо традиционных 1,5млн тонн. По кукурузе было увеличено внутреннее потребление. Возможно, это с вязано с потерями.

В перспективе Украины должна была отэкспортировать почти 34 млн тонн, а в результате будет только 23 млн тонн. В итоге основной рост запасов на Украине — это пшеница и кукуруза. «Наш рост на 9 млн тонн в зерне урожая 22-го года при снижении предложения на 20–25 млн тонн Украины — это шок для мирового рынка, потому что это существенное снижение причерноморского зерна в предложении 2022 года.

Сейчас уже почти медицинский факт, что ДНР и ЛНР — это не Украина. Вопрос по Херсонской и Запорожской областям — тоже под большим вопросом. Эти 4 области — 13% от общего объёма территории Украины по всему объёму зернового производства. А если говорить о пшенице, то это почти четверть всего производимого на территории Украины зерна. Поэтому неизвестно, что в дальнейшем будет предложено на зерновом рынке, может, статус этих областей будет санкционным, закрытым»,— отметил аналитик «ПроЗерно».

ВРЕМЯ Z И МАСЛО

По сведениям Росстата, в России собрали подсолнечника, сои и рапса в рекордных объёмах. По запасам урожай может оказываться очень большим в силу недопереработки подсолнечника. В меньшей степени у нас и в очень большой степени на территории Украины. Рапс пребывает Сибирью, особенно Красноярским краем, Алтаем, Кузбассом и Новосибирской областью. «Несмотря на большое производство подсолнечника, существенно выше прошлого года и выше рекордного 19-го года, переработка и особенно производство масла отстаёт от прошлого года, который не был рекордным. И это печально.

Думаю, что это заслуга той самой пошлины, которая самым вредным образом внедрена в жизнь масложировой отрасли. Нам надо увеличивать экспортные программы, темпы должны быть выше, а они, к сожалению, ниже. Наш экспорт масла не зависит от недружественных стран, поэтому странно, что темпы снижены. Ключевым некоторое время у нас был Китай. Сейчас опять вернулась Турция, аппетиты которой велики — они даже муку у нас стали покупать. Это также Индия, Иран (в прошлом году был на 2-м месте, в этом — на 4), Египет.

Это всё дружественные страны, но, увы, увеличения экспортных программ не происходит. Это опять же вина пошлин. Исходя из количества урожая — 15, 6 млн тонн подсолнечника — надо переработать его в максимально возможных объёмах и сделать 6, 2 млн тонн масла. Из-за пошлин, технических остановок в феврале, с условием наращивания в марте, может, увеличим в дальнейшем, и всё равно это будет меньше — 5,8 млн тонн — это оптимистичный сценарий по производству масла. Но идём по кризисному сценарию, по которому вывезем 3–3,5 тонн масла. В прошлом сезоне вывезли 3 млн тонн. Неизвестно, получится ли увеличить в этом сезоне.

И скорее всего, у нас останется не масло, а недопереработанный подсолнечник — 1,13 млн тонн семян. Этот переходящий запас может оказаться у нас, условно говоря, в конце августа», — рассказал Владимир Петриченко. С точки зрения мировых запасов с подсолнечным маслом ничего страшного не происходит — сопоставимо с прошлыми годами. Накопление не остаётся в масле, остаётся в сырье. Полагают, что в мире останется излишним 4 млн тонн недопереработанного подсолнечника. По состоянию на март, Россия экспортировала 1,3 млн тонн вместо 1,8 млн тонн — отстаём на полмиллиона тонн, а надо на столько же увеличить. На Украине экспортные поставки остановились.

Идут небольшие ручейки по железной дороге. Она вывезла 3,1 млн тонн масла, при том, что должна была вывезти 6 млн тонн, исходя из рекордного 17,5 млн тонн урожая подсолнечника. Вызывает тревогу тот факт, что увеличиваются запасы, останавливается торговля. Это может привести в конце этого и в начале следующего сезонов к катастрофическому падению цен. Переработка запасов в Украине под вопросом. А главное, что недопотребление подсолнечного масла, которое не попало от нас, в особенности от Украины, на мировых рынках, приводит к взрывному росту на всех смежных масложировых площадках.

«Текущий кризис затронул все углеводороды. При таких ценах всё это заканчивается мировой рецессией, но упадут ли цены в результате этого? Раньше хозяева углеводородов спасали мир, снижая на них цены. Это, в первую очередь, Саудовская Аравия и Россия. Снижали цены на нефть, адекватно на газ, в результате мировая экономика выползала из рецессии. Произойдёт ли это сейчас — совсем не факт»,— отметил Владимир Петриченко.

Если говорить о ценовых прогнозах, то средне-сезонные цены на масла вырастут беспрецедентно высоко. $1800 — это средне-сезонная цена подсолнечного масла от FOB Роттердам и в целом рекордно высокая цена для всех трёх масел в текущем сезоне. По масличному льну Россия — номер один не только в экспорте, но и в производстве.

Ключевой производитель — СФО. Экспорт льняного масла идёт большими темпами — уже 0,5 млн тонн. Главными покупателями российского льна являются Турция, Китай и Бельгия. «Но мои прогнозы на 800 тыс. тонн могут не оправдаться. Было принято решение по экспортной пошлине на лён — 20% с 1 мая — предложение масложирового союза»,— рассказал эксперт.

Поскольку есть полный запрет на экспорт рапса, то всё здесь на откуп маслопереработчиков, не смотря на то, что котировки рапса — 900–1000 евро. Однако ситуация с рапсом оптимистичная: сколько бы мы его не произвели, он всё равно будет более рентабельным, чем подсолнечник. Что у нас будет в сезоне 2022–2023? 50% торговли подсолнечным маслом приходится на Украину была, 30% — на Россию. То есть 80% мировой торговли подсолнечным маслом обеспечивают две эти страны. Представим себе, что сокращение будет на 10–25%.

При такой ситуации, цены будут расти, что естественно. «Четыре области Украины, которые находятся сейчас в самом эпицентре военных действий: Запорожская, Херсонская, Донецкая и Луганская — это 20% рынка подсолнечника на Украине. А если взять ещё близлежащие Николаевское, Днепропетровское и Харьковское, немного заходя на Кировоградскую область, не говоря уже об Одессе, то это более, чем 50% рынка Украины»,— отметил Владимир Петриченко. Поэтому рынок масла еще ждут потрясения.

Журнал «Моя Сибирь», апрель 2022