, ,

«Мы сделали не полшага, а целый шаг вперед!»

В конце каждого года принято подводить итоги. Анализировать результаты, чтобы понять, все ли задуманное удалось реализовать, какие планы ставить перед собой на будущее. О том, каким был 2019 год, что принципиально изменилось в отрасли, рассказал министр сельского хозяйства НСО Евгений Лещенко.

— Поделитесь впечатлениями от 2019 года. Какие ключевые события, на ваш взгляд, произошли в аграрном секторе в Новосибирской области?


— Год выдался довольно напряженный, и вместе с тем, результативный. Во-первых, внесен ряд изменений в областное законодательство. Принят новый закон о государственной аграрной политике, который пришел на смену закону «О государственной поддержке сельхозпроизводства», действовавшему с 2006 года и уже морально устаревшему. Госпрограмма «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в Новосибирской области» существенно расширена. Отмечу, что в таком объеме изменения в нее раньше никогда не вносились. Увеличилось и число направлений государственной поддержки сельхозпроизводства: теперь их 16 — исключительно за счет областного бюджета, и 18 — с федеральным софинансированием. Изменились условия предоставления и размеры ряда выплат. Сделан еще больший акцент на поддержку создания и развития средних и малых сельхозпредприятий.

С позиции наших сельхозпроизводителей, считаю, год тоже можно назвать успешным. Посевная, кормозаготовительная, уборочная кампании в целом по области прошли в наиболее оптимальные агротехнологические сроки. Это, безусловно, повлияло на формирование качественного урожая. Средняя урожайность зерновых — 18,4 центнера с гектара — неплохой показатель. Если в прошлом году в регионе было 20% пшеницы 3-го класса, в этом году — 54%. С учетом зерна 4-го класса, у нас 88% продовольственной пшеницы. Фураж — только 12%. Естественно это сказывается и на цене реализации зерна в текущем году.

На цену влияет также недобор урожая в Кулундинской зоне Алтайского края и Республике Казахстан. Помимо наших традиционных маршрутов, по которым экспортеры наладили поставки, большой объем зерна сейчас отправляем в Казахстан. С учетом всех факторов, цена на рынке зерна сложилась вполне достойная — 11–12 тыс. рублей за тонну пшеницы 3-го класса: в сравнении с прошлым годом она выше примерно на 2 тыс. рублей.

Аналогичная ситуация на рынке сырого молока. Сейчас его реализуют в нашей области на 2,5 рубля дороже, чем в аналогичный период прошлого года. Если, допустим, в зерновом хозяйстве ожидаем рентабельность на уровне 20% против 5% 2018 года, то в молочном животноводстве прогнозируем около 32%. Вполне привлекательно для ведения бизнеса.

Кстати, благодаря успешной кормозаготовительной кампании и высокому качеству кормов, мы уже сейчас получаем определенные преференции в животноводстве, идем с существенной прибавкой к уровню прошлого года. На надой в 5000 кг пока не выйдем, но 4950 кг по итогам года получим точно. За этот год прибавка составит 237-240 кг. И это очень хорошая динамика.

Естественно, все это сказывается в целом на финансовом состоянии наших сельхозпроизводителей, на количестве прибыльных предприятий: в прошлом году их было 80%, в этом ожидаем 86

— Поменяется ли структура посевных площадей у нас в 2020 году?

— Структура постепенно меняется и будет меняться дальше. В этом году очень существенно приросли площади, занятые техническими культурами — до 158 тыс. га (плюс 16% к предыдущему году). Несмотря на то, что произошло незначительное сокращение посевных площадей рапса, я не вижу в этом какого-то отрицательного тренда. Есть колебания по годам, есть предпочтения рынка, есть определенное снижение спроса в Китае ввиду формирования неплохого урожая в Манчжурии. Все это оказывает влияние.

Естественно, экономика по рапсу в этом году не будет столь привлекательна. Но по данной культуре в последующие годы ожидается сохранение посевных площадей, а в целом по техническим культурам — дальнейший рост. До 2025 года мы намечали прибавку площадей до 240 тыс. гектаров. Один из факторов такого увеличения — наличие внешнего потребителя с практически неограниченным спросом — это страны юго-восточной Азии, в первую очередь Китай.

Среди технических культур все большее значение приобретают соя и лен масличный. Наиболее существенный прирост в этом году был именно по льну. Данная культура, в основном, идет не на внутренний рынок, а на внешний.

Более того, спрос по нему превышает предложение. Так же как и по сое. Конечно, Новосибирская область — не самый благоприятный регион для ее возделывания — здесь вызревают только ультраскороспелые сорта, но, тем не менее, мы это направление развиваем и будем развивать. В целом диверсификацию будем поддерживать и аргументированно мотивировать и дальше. В том числе сохраним на последующие годы государственную поддержку из средств областного бюджета на посевные площади технических культур. Этого нет в других субъектах.

Замечу, что в регионе не ставится такой задачи — увеличить площади именно зерновых культур. Посевные площади должны расти, но выбор культуры остается за сельхозтоваропроизводителем. Некоторые хозяйства, например, «Соколово» Колыванского района, уже сейчас возделывают технические и зерновые культуры в равных пропорциях. И это хорошо сказывается на повышении маржинальности растениеводства

— Какие изменения можно отметить в экспортной политике?


— Выход на внешние рынки был непростым для наших экспортеров. Но сейчас связи наработаны, объемы поставок уверенно растут.

Ведущие российские экспортные компании проявляют все больший интерес к нашему региону, понимая, что здесь есть зерно хорошего качества, которое востребовано за пределами государства. В 2019 году проведено сразу несколько совещаний с участием зернотрейдеров и ведущих сельхозтоваропроизводителей, по итогам которых сформированы привлекательные предложения по поставкам. Это придает дополнительную устойчивость рынку зерна.

По рынку молока пока такой устойчивости нет. Но с учетом реализации инвестиционных проектов, в том числе по переработке молока, возможности выхода на внешние рынки будут расширяться.

Основная проблема увеличения объемов экспорта для нашего региона — это высокие логистические затраты. Просчитывали экономику с нашими многочисленными экспортерами по зерну. Сейчас прибыль «съедают» затраты на транспортировку. Но ситуация, безусловно, улучшается. Если в 2018 году на тонну зерна приходилось 5700 рублей, то в этом году — уже 4500, и даже иногда ниже в рамках определенных контрактов.

— В этом году очень много внимания было уделено вопросу технического переоснащения. Что в итоге изменилось, и какие перспективы вы видите на следующий год?

— За этот год было приобретено 128 зерноуборочных комбайнов, 220 тракторов. Планировали приобрести 884 единицы техники и оборудования, приобрели уже почти 1800, на сумму 5,5 млрд рублей. Вышли на очередной рекорд!

Это также говорит об улучшении финансово-экономического положения сельхозтоваропроизводителей. Получая прибыль, они инвестируют в развитие. Все понимают, что будущее — за новой техникой, новыми технологиями. Только так можно удержаться на жестком конкурентном рынке. Замечу, что мы уже конкурируем не только внутри страны. Россия позиционирует себя на мировом рынке в качестве глобального игрока, и здесь особенно важно быть конкурентоспособными, снижать себестоимость и повышать качество продукции.

Внедрение инноваций в сельхозпроизводство позволяет экономить на затратах. К примеру, за счет применения современной техники, более широкозахватной, совершающей за один заход несколько операций, оснащенной цифровыми системами управления, ощутимо снижается расход семян, средств защиты растений, минеральных удобрений.

Наши сельхозпроизводители постепенно внедряют элементы цифрового сельского хозяйства, начинают применять их в комплексе: «умное» поле, «умная» ферма.

Первыми, кстати, этого добились «тепличники». Сейчас все теплицы в Новосибирской области «умные» — управление технологическими процессами осуществляется полностью в автоматизированном режиме. Оператор следит только за исправностью системы. Все процессы происходят по заранее заданному алгоритму. По аналогии с «умными» теплицами будут создаваться системы «умного» поля.

В нашем регионе за счет средств областного бюджета поддерживается техническое переоснащение отрасли. Считаю, что это самое эффективное и самое инновационное направление государственной поддержки. Ежегодно миллиард рублей из регионального бюджета мы направляем на компенсацию затрат сельхозпроизводителей на приобретение новой техники и оборудования. В этом году существенно повышены суммы компенсации — это стало одним из самых важных и ожидаемых аграриями изменений законодательства.

Предельный размер поддержки теперь составляет до 5 млн рублей на единицу техники и оборудования, ранее было 3 млн рублей. Появилась поддержка на приобретение доильных установок — до 10 млн рублей.

Введены дополнительные меры по стимулированию обновления парка техники для послеуборочной сушки и обработки зерна. Это такое узкое направление, где мы сталкивались с потерями. Теперь, независимо от группы субъектов поддержки, покупателям будет компенсироваться до 50% затрат (до 6 млн рублей на единицу)

Также в этом году расширен перечень технических средств и оборудования, при приобретении которых предоставляется поддержка. Одно из нововведений: в перечень внесены системы управления технологическими процессами в растениеводстве.

Это дает возможность аграриям с помощью господдержки дополнительно оснастить имеющуюся сельхозтехнику цифровыми системами и производить дифференцированный посев, дифференцированное внесение удобрений, средств защиты растений.

Безусловно, техническая модернизация позволяет очень серьезно сэкономить потребляемые материально-технические ресурсы и повысить эффективность отрасли в целом.

В плане цифровизации, конечно же, лидерами являются крупные хозяйства: ООО «Соколово», ЗАО племзавод «Ирмень», ООО «Сибирская Нива», КФХ «Русское поле» и другие. Но есть у нас и немало фермеров, которые также активно используют элементы цифровизации. Взять, к примеру, хозяйства Александра Царика или Александра Вайса. Это небольшие крестьянские хозяйства, но они стараются не отставать от крупных игроков, очень эффективно ведут свою деятельность и добиваются достойных результатов.

Кстати, в животноводстве в этом году появился первый в нашем регионе проект по применению доильных роботов — и это тоже фермерское хозяйство!

Всего, по оценкам экспертов, те или иные элементы цифровизации в нашем регионе внедрены сейчас в 126 организациях растениеводства и в 29 — в животноводстве

— Цифровизация, технологическое переоснащение, успешность в целом в отрасли тесно связаны с наукой. Какими научными достижениями может похвастаться область?

— На территории области действуют три оригинатора сортов. Есть селекционные центры — это Институт растениеводства и селекции. Он уже не в составе СФНЦА, а как структурное подразделение ИЦиГа. И, тем не менее, взаимодействие между двумя селекционными центрами достаточно плотное, конструктивное. Мы работаем и с теми, и с другими.

Наличие научных учреждений аграрного направления в регионе — это, безусловно, наше серьезное преимущество, фактор, который способствует эффективному развитию сельхозпроизводства, расширяет возможности наших хозяйств.

Преимущество в том, например, что селекция осуществляется с учетом местных агроклиматических условий. Сорта адаптированы к зоне возделывания, то есть к нашему биоклиматическому потенциалу. Естественно, зерновые местной селекции занимают сейчас наибольшие площади в структуре посевных площадей.

Существенна доля и технических культур российской селекции, в том числе рапса (хотя наши научные учреждения не работают по гибридам). Они дают более высокую урожайность, но требуют и более взвешенного, научно обоснованного подхода к технологии возделывания. Тем не менее, даже если наши сорта в чем-то и уступают гибридам, разница крайне незначительна.

Очень интересная селекция по сое. Сибник‑315 — это непревзойденный сорт, и в первую очередь, по группе спелости. Он вызревает фактически всегда, при любых погодных условиях.

Очень многое, безусловно, делается и в отрасли животноводства. К примеру, порода «Сибирячка» — наша. Два типа черно-пестрого скота в молочном животноводстве — Ирменский и Приобский.

Это заслуга нашего СибНИПТИЖа — проектно-технологического института животноводства. По продуктивности в племенных организациях, заводах и репродукторах Новосибирская область находится на 2‑м месте в Российской Федерации! Это серьезный, показательный результат!

Сейчас тесно сотрудничаем с министерством науки и инноваций. Планируется создать большой НОЦ, где одним из сегментов будет АгроНОЦ. И здесь задача — объединить научные, образовательные учреждения и производственный сектор на одной общей площадке, чтобы можно было реализовывать все этапы: от идеи до разработки первоначальных промышленных образцов продукции, отработки новых технологий, в том числе, например, создания различных ветеринарных препаратов, и возможности апробирования, прототипирования, масштабирования научных разработок. Если это будет создано, наши аграрии получат очень серьезные глобальные преимущества. Думаю, в 2020 году проект начнет обретать первоначальные контуры. Уже появится понимание, каким образом это будет функционировать, какие управляющие органы необходимы данному объединению.

Если в предыдущие годы наших ученых-разработчиков поддерживали не столь активно, то сейчас все меняется. Поддержка возрастает.

Кстати, у СФНЦА есть крайне интересные идеи по поводу цифровизации. Например, лаборатория Владимира Каличкина — проект по созданию систем земледелия, то есть, цифровизация и агротехнологии, для отдельных районов нашей области и сельхозпредприятий, с полной оцифровкой всех технологических процессов, земельных ресурсов, материально-технической базы.

— Какую лично вы наблюдаете положительную динамику изменений именно в сфере образования и вообще повышения уровня профессионализма наших кадров?

— Когда я учился, нам говорили, что, в первую очередь, мы должны развить способности к самообразованию: изучать специализированные журналы, иметь достижения в науке, технике и, естественно, перенимать опыт передовых сельхозпредприятий, проходить курсы повышения квалификации.

Мы создаем такие возможности для наших сельхозпроизводителей. В регионе предусмотрено финансирование на повышение квалификации руководителей и специалистов хозяйств. В текущем году курсы, по результатам торгов, проходили на базе НГАУ.

Кроме того, в университете проведено обучение представителей КФХ, обучение владельцев товарных личных подворий, которые в дальнейшем хотят реализовать себя как фермеры.

Был период, когда специалисты шли на такие курсы неохотно. Сейчас же все поменялось: зачастую в группах не хватает мест для всех желающих.

— Подведите краткий, но емкий итог прошедшего года.

— Хочу отметить, что у представителей сельскохозяйственной отрасли заметно изменилось настроение. Вот такой мультипликативный эффект в 2019 году от воздействия благоприятных погодных условий, изменения конъюнктуры рынка, укрепления мер государственной поддержки. Я бы назвал этот год неким плацдармом для дальнейшего развития сельхозпроизводства. В 2019 году мы сделали не полшага, а целый шаг вперед! Но довольствоваться достигнутым, конечно же, нельзя, будем активно двигаться дальше, строить более амбициозные планы.


Мария МАКНАМАРА