,

Сельское хозяйство — хороший бизнес

Sidorovskij S.S

На майском заседании Высшего Евразийского экономического совета в Астане президенты России, Казахстана и Беларуси утвердили Концепцию согласованной агропромышленной политики в ЕЭП. Сбалансированное развитие сельхозпроизводства, гарантия справедливой конкуренции, равного доступа на общий аграрный рынок и рост экспорта — вот ее суть.

Но каковы пути достижения цели? Об этом корреспондент «СОЮЗа» беседует с членом коллегии, министром по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии, а в недавнем прошлом премьер-министром Беларуси Сергеем Сидорским.

— Сергей Сергеевич, что нового предусматривает концепция?

— Национальные инструменты государственного регулирования аграрного рынка оказывают влияние на инвестиции, динамику производства, цены и, следовательно, на условия конкуренции и могут нарушать интересы субъектов хозяйствования стран-партнеров. Поэтому аграрную политику необходимо координировать, подчинить ее общему созидательному плану, обеспечить взаимодополняемость АПК наших стран. Отправной точкой согласованных действий должно стать расширение сотрудничества в сфере прогнозирования, которое позволит сформировать приоритеты и целевые индикаторы. Это, к слову, дополнительная гарантия надежности поставок продукции на общий рынок и минимизация рисков окупаемости инвестиций.

— Какова судьба дотаций для сельского хозяйства стран тройки? Насколько сейчас различны подходы в России, Казахстане и Беларуси?

—Концепция агропромышленной политики не предполагает радикальных шагов по реформированию систем господдержки. Однако процессы эти идут в соответствии с национальными планами. Например, по обязательствам перед ВТО Россия должна сократить объем субсидирования с 9 миллиардов долларов в нынешнем году до 4,4 миллиарда в 2018-м. И уже сейчас 60 процентов средств на поддержку растениеводства выделяется в форме погектарных субсидий, которые не искажают торговлю и не должны подпадать под сокращение.

Ранее доминировал механизм удешевления кредитов на приобретение техники и удобрений.

Одновременно в России принято решение прямого субсидирования производства молока, за которое прежде упрекали белорусов. Но как быть? Молочное скотоводство достаточно проблемная отрасль. С начала года валовые надои в России сократились почти на 5%. Здесь мы с Минсельхозом России внимательно следим, чтобы реализуемые меры поддержки не противоречили российским интеграционным обязательствам.

Отличие в подходах к системе субсидирования: разная доля мер поддержки, искажающих рыночную ситуацию. В Беларуси это около 90%, в России — 70, Казахстане — менее 50%. Нельзя сказать однозначно, что высокий уровень такой господдержки — это плохо. Хуже, если она осуществляется по принципу «латания дыр», без долгосрочной стратегии модернизации АПК. Важно принять механизмы, которые бы устраивали всех аграриев Таможенного союза в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Например, ставка на удешевление кредитных ресурсов в АПК, «съедающая» порядка половины аграрного бюджета Беларуси, требует пересмотра. Белорусское село, на мой взгляд, не только готово, но и ждет этих перемен.

— Будут ли страны копировать подходы ЕС, где наряду с колоссальными дотациями фермерам существует четкая специализация? К примеру, вступив в Евросоюз, Польша практически перестала выращивать картофель, поскольку этим занимается Голландия. Некоторые российские аграрии высказывают аналогичные мнения. Мол, коль Беларусь получает молока на душу населения на уровне европейских государств, то пусть молоком и занимается. А выращивать свинину и птицу лучше и дешевле в России.

— Эффективность сельского хозяйства в первую очередь определяется естественными условиями производства. Скажем, для выращивания твердой пшеницы важна интенсивная солнечная радиация, характерная для юга России и Казахстана. При этом высокая температура окружающей среды некомфортна для молочного скотоводства, для которого оптимальным является обилие зеленых кормов, характерное для средних широт. В нашем интеграционном объединении мы создали общий аграрный рынок. Свобода торговли товарами будет только укрепляться. И приведет к тому, что национальная и региональная специализация в Таможенном союзе усилится. Однако она не будет абсолютной.

Вы привели пример Голландии и Польши. Но известно также, что Голландия — крупнейший европейский экспортер свинины. И что характерно: страна не обладает достаточной собственной кормовой базой. Корма импортируют. Конкурентные преимущества голландские фермеры обеспечили не за счет естественных факторов, а на основе внедрения достижений науки, прежде всего селекции. Если Беларусь более активно пойдет по этому пути, ей вполне под силу конкурировать с производителями свинины, представляющими регионы с развитым зерновым хозяйством. Но подвинуть с пьедестала Беларусь, занимающую первое место в СНГ по производству молока на душу населения и поставкам за рубеж, по крайней мере в ближайшее время никому не под силу.

— Но в белорусском АПК есть проблема. Финансовая. Несмотря на огромные ресурсы, которые б были брошены в сельское хозяйство в последние годы, едва ли не каждое второе сельхозпредприятие убыточно.

— Эту проблему не стоит преувеличивать как с точки зрения «огромных вливаний», так и «убыточности». В Беларуси государство оказывает селу высокую поддержку, но все познается в сравнении. Если с Россией, то да, дотации больше, но в соотношении со странами ЕС — нет. Это во-первых. Во-вторых, государственная поддержка частично компенсирует недополученные средства в связи с регулированием цен. Сырье у белорусских крестьян закупается по ценам ниже, чем, например, в сопредельных регионах России. В конечном итоге белорусские потребители имеют возможность приобретать продукцию по доступным ценам. Поэтому проблема убыточности села — это, скорее, проблема распределения. Конечно, можно говорить и о недостаточной эффективности, низкой производительности, нерациональной специализации — все это имеет место. Как решить проблемы? Прежде всего признать: сельское хозяйство — это бизнес. И, как показывает опыт, хороший бизнес, позиции которого с ростом числа «едоков» на земле будут укрепляться. Аграрии должны более активно включаться в процесс самостоятельного зарабатывания денег при конструктивном регулирующем воздействии государства.

— Надо ли регулировать цены на сельхозпродукцию на территории Таможенного союза или рынок все расставит по местам?

— По разным причинам «самонастройка» аграрного рынка дает сбои, особенно в случае колебания объемов производства. Это может иметь негативные социальные последствия. Поэтому государство регулирует аграрный рынок, однако при этом, как правило, должно действовать как рыночный агент — покупая излишки либо реализуя запасы товаров и таким образом обеспечивая стабилизацию спроса и предложения. В Концепции аграрной политики предусматривается сближение подходов по закладке сельскохозяйственной продукции с участием государства. Это один из распространенных в мире инструментов товарных интервенций, действенный способ регулирования сезонного предложения, в частности, зерна.

— Балансы спроса и предложения, которые Россия и Беларусь каждый год утверждают и соблюдают, теперь будут писать на троих?

— Моя позиция: в Едином экономическом пространстве не должно быть препятствий свободному перемещению продукции. Сколько Беларусь, Россия и Казахстан произведут сельскохозяйственной продукции, столько и будет продано. Важно отработать индикаторы производства, потребления и взаимной торговли, которые будут ориентирами сельхозпроизводителям. Мы начинаем эту работу.

— Каким представляется будущее единого аграрного рынка стран Евразийского экономического союза, который планируют создать к 2015 году?

— При реализации мер, предусмотренных Концепцией и национальными программами развития агропромышленной сферы, через 5 лет совокупный прирост сельскохозяйственного производства составит не менее 20%. Импорт сельскохозяйственных товаров из третьих стран снизится в сопоставимых ценах с 44 миллиардов долларов США до 33 — 35 миллиардов. В течение 8 — 10 лет может быть обеспечено положительное сальдо внешней торговли сельскохозяйственными товарами. С точки зрения качественных изменений, на первом этапе будет обеспечена координация применения национальными правительствами мер регулирования общего аграрного рынка. В дальнейшем, не исключаю, возникнет необходимость формирования аграрного бюджета Евразийского экономического союза.

Источник: Российская газета