Развилка для АПК

Развитие для АПКИнститут статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ по заказу Минсельхоза РФ подготовил Прогноз научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года

К 2050 году человечество может столкнуться если не с голодом, то с серьезной нехваткой продуктов питания, что как-то не очень вяжется с телевизионной картинкой, на которой европейские и американские фермеры, будучи не в силах найти сбыт для своей продукции, давят гусеницами тракторов тонны яблок и выливают на дороги тысячи литров молока. Чтобы прокормить растущее на 1,13% в год население, 66% которого к 2050 году будет городским, аграриям всего мира придется обеспечить рост производства продукции на 60—70%, то есть поставлять на 940 млн тонн зерновых и 200—300 млн тонн мяса в год больше, чем сейчас. Между тем сегодняшние темпы прироста продуктивности сельского хозяйства в 1,7% в год в дальнейшем будут снижаться. В первую очередь, из-за нехватки качественных посевных площадей для выращивания зерна.

Абсолютные цифры, касающиеся производства российского АПК, вроде бы свидетельствуют о нашей сельскохозяйственной мощи: более 100 млн тонн зерна ежегодно, свыше 30 млн тонн сахарной свеклы, 30 млн тонн картофеля, 15 млн тонн овощей, 8 млн тонн мяса всех видов, 30 млн тонн молока. Рост производства с начала нулевых на уровне 40%, что равняет нас по этому показателю с Индией и даже Бразилией. Большинство ключевых показателей Доктрины продовольственной безопасности выполнены и даже перевыполнены.

Тем не менее сегодняшние позиции России на глобальном продовольственном рынке достаточно скромны: вклад РФ в мировое агропромышленное производство составляет меньше процента; чуть лучше обстоят дела с экспортом — 1,3% в мировом экспорте продукции АПК. Это при том, что за последние 15 лет Россия нарастила объемы экспорта с 3 до 16,2 млрд долларов, продав за границу сырья и продовольствия в прошлом году почти на $15 млрд.

«Серьезной угрозой долгосрочной конкурентоспособности АПК является недостаточная инновационная активность на фоне слабого взаимодействия между бизнесом, образованием и наукой», — констатируют ученые ВШЭ, не сообщая, в общем, ничего нового. Крупные компании и холдинги современные технологии худо-бедно, но внедряют, а вот малые и средние хозяйства, на долю которых приходится до половины валового отечественного сельхозпродукта, в работе используют методы 20—30-летней давности.

Объем предложений со стороны научного сообщества, увы, на протяжении последних 20 лет также сокращается, как сокращается и само научное сообщество: за период с 1995 года число организаций, выполняющих исследования и разработки в области сельскохозяйственных наук, уменьшилось на 17,6%, составив в 2015 году 436 организаций. Схлопывание произошло, в первую очередь, за счет более чем двукратного сокращения научных организаций и вузов, подведомственных Минсельхозу РФ.

По объемам государственного финансирования научных разработок сельское хозяйство из всех наук занимает предпоследнее место — 1,6% от всех затрат на науку в 2014—2015 гг. Вклад бизнеса в финансирование исследовательских разработок сократился с 14,8% в 2002 году до 9,4% в 2015-м. Частному капиталу, понятное дело, интересны готовые к практическому применению прикладные разработки, а в этой части отечественной науке предложить почти нечего: удельный вес фундаментальных исследований в их общем объеме вырос с 22% до 59%, а прикладных, напротив, сократился с 48% до 27%.

О бедственном положении отечественной аграрной науки свидетельствует и активность ее представителей. В настоящее время в мировой сельскохозяйственной науке выделяется 481 исследовательский фронт — это направления, характеризующиеся самым большим объемом публикаций в международных научных журналах. И только по пяти (!) из них авторами выступают российские ученые.

Наконец, патентная активность. По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), на протяжении 1994—2014 годов удельный вес международных заявок отечественных заявителей в соответствующих направлениях в среднем не превышал 0,2% в общемировом объеме. В 2015 году представители сельского хозяйства и их смежники в рамках процедуры Договора о международной патентной кооперации подали… 33 заявки, что составило 0,13%, то есть почти ничего, от их общего числа в мире, и это соответствует уровню примерно 15-летней давности.

Развитие для АПКВывод, который делают ученые «вышки», казалось бы, очевиден: чтобы быть конкурентоспособным на внутреннем и внешних рынках, российский АПК должен развиваться прежде всего за счет новых решений, а не физического расширения производства. Производство должно быть высокопроизводительным (содействовать этому должны ускоренная селекция, разработка и внедрение действующих веществ для современных ветпрепаратов и средств защиты растений и т. д.), высокотехнологичным (синтетическая биология, пищевые
биотехнологии, функциональные продукты питания и др.), ресурсоэффективным («умное» сельское хозяйство, сбалансированные унифицированные корма и др.) и климатоадаптивным (районированные сорта и породы, ирригационные комплексы нового поколения и др.).

«ЛОКАЛЬНЫЙ РОСТ»

Первый будут двигать постепенно оживающая экономика, продолжающийся процесс импортозамещения и дальнейшее развитие традиционных экспортных ниш. Инвестиции в сельское хозяйство будут развиваться за счет стимуляции денежно-кредитной и бюджетной политики.

Вот ключевые постулаты сценария. Обеспечение продовольственной и биологической безопасности должно идти ускоренными темпами. Продукция российского АПК должна быть конкурентоспособна как минимум на национальном уровне. Между интересами государства и бизнеса должен соблюдаться постоянный баланс.

Если Россия выберет этот сценарий, она останется нишевым поставщиком продовольственного сырья, в первую очередь, зерна, на мировой рынок, а ее доля в общемировом экспорте останется стабильно малой. В части научно-технологического развития будет выбрана модель догоняющего развития — технологии по-прежнему будут импортироваться в значительных объемах.

Предполагается локализация зарубежных производств и поддержка развития отечественных прикладных исследовательских разработок в сфере биотехнологий, селекции и племенного дела, сельскохозяйственного машиностроения, производства и эффективного применения новых видов удобрений и агрохимикатов. Для сельхозтоваропроизводителей наиболее предпочтительными к использованию останутся заимствованные у развитых стран готовые инновационные технологии.

Техническая оснащенность сельского хозяйства будет расти умеренными темпами и главным образом за счет крупных, межрегиональных экспортоориентированных компаний. Новые проекты в области импортозамещения станут региональными точками роста.

Ну и вкратце о том, как будет выглядеть структура производства при «Локальном росте». К 2030 году объем производства зерна вырастет всего на 1 п.п. — до 18%. Доля свиноводства и птицеводства — отраслей с коротким инвестиционным циклом — значительно вырастет (насколько именно, в докладе ВШЭ не сообщается). Те же темпы, но только в обратную сторону, будут наблюдаться в скотоводстве. Доля производства молока снизится с нынешних 12,6% до 9,6% за счет постепенного вытеснения натурального молока различными заменителями.

«ГЛОБАЛЬНЫЙ ПРОРЫВ»

Для «Глобального прорыва» необходим ускоренный рост всей экономики, увеличение государственных инвестиций, смягчение денежной политики и масштабные финансовые вложения в науку, поддержка сельскохозяйственного экспорта и стимулирование потребительского спроса на отечественную продукцию. Сценарий предполагает не просто экспортную экспансию и расширение географии российского сельскохозяйственного экспорта — Россия будет серьезно влиять на развитие мировых продовольственных рынков.

Спрос на отечественные продукты должен расти не только внутри страны и на традиционных зарубежных рынках, но и в регионах, куда Россия свое продовольствие пока не экспортирует или экспортирует в весьма малых объемах.

Чтобы «Глобальный прорыв» стал реальностью, России необходимо, в первую очередь, преодолеть, научно-технологическое отставание своего АПК от уровня зарубежных стран, поставить на поток создание и освоение инновационных разработок (а там, где это невозможно, адаптировать под себя импортные технологии) и сделать их доступными не только для крупных хозяйств, но и для «малышей».

Реализация сценария потребует от страны как-то привлечь частный капитал, в том числе иностранный, в наукоемкие направления сельского хозяйства, то есть туда, где пока доминирующим является участие государства. Да и в целом — коренным образом пересмотреть политику поддержки агропромышленного комплекса, направив ее на стратегически важные, научные и технологические проекты, в подготовку высококвалифицированных кадров и продвижение отечественной продукции на зарубежные рынки.

Реализация сценария должна привести к серьезному росту в животноводстве прежде всего за счет внедрения принципиально новых разработок, в первую очередь, в генетике и рецептуре кормов, при сохранении нынешних объемов производства зерновых.

Ответ на вопрос, какой из двух предложенных экспертами ВШЭ вариантов развития отечественного АПК при нынешних околонулевых темпах роста экономики, бюджетных приоритетах, сокращении основы основ любой устойчивой социальной системы — среднего класса, 53% которого переключилось на более дешевые продукты питания, и прочих макроэкономических факторах, выберет правительство, казалось бы, очевиден: то, что сейчас наблюдается в отечественном сельском хозяйстве — это и есть локальный рост.