Дорожная карта развития сельского хозяйства России до 2020 года | аграрный бизнес-журнал «Моя Сибирь»

Дорожная карта развития сельского хозяйства России до 2020 года

Настоящий проект Дорожной карты развития сельского хозяйства России до 2020 года разработан при участии широкого круга экспертов в области сельского хозяйства в рамках аграрной секции Московского Экономического Форума.

Московский Экономический Форум — это масштабное деловое мероприятие международного уровня, призванное предложить конкретные пути интенсивного развития экономики России.

Даты проведения — 20–21 марта 2013 года.

Место проведения — Московский Государственный Университет им. Ломоносова.

Сопредседатели МЭФ:

Руслан Гринберг — Директор Института экономики РАН;

Виктор Садовничий – Академик, ректор Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова;

Константин Бабкин – Президент промышленного союза «Новое Содружество»; политик, общественный деятель..

Цели Форума:

• Демонстрация альтернативы существующему курсу развития экономики России.

• Консолидация граждан нашей страны: ученых, предпринимателей, общественных деятелей, интеллектуалов для реализации этих альтернатив.

• Подготовка посткризисной экономической программы.

• Подготовка кадров.

Насыщенная двухдневная программа включает два пленарных заседания, более десяти тематических круглых столов, а также дискуссии и семинары.

Форум уже поддержали:

Многие известные российские промышленники и бизнесмены, финансисты, менеджеры, экономисты-практики, в том числе С.Ю. Глазьев, Ю.Ю. Болдырев, В.В. Геращенко, М.Г. Делягин, В.И. Якунин.

Руководители и ведущие специалисты НИИ РАН, Университетов, независимых исследовательских и экспертных центров России, Украины и других стран СНГ, среди них — академики В.М. Геец и М.К. Горшков.

В Форуме также примут участие делегации из стран Западной и Восточной Европы, США, Китая, в т. ч. Иммануил Валлерстайн, Гжегож Колодко.

Следите за новостями форума на сайте: www.me-forum.ru

Актуальность

Реализуемая государством аграрная политика привела к тому, что сельское хозяйство находится в упадке, а качество жизни почти 40 млн сельских жителей неудовлетворительно. По большинству продуктов сельского хозяйства после 20-ти лет реформ и технологического развития не достигнут уровень производства 90-х годов. 30,5% населенных пунктов Российской Федерации, в первую очередь, сельских, относятся к разряду вымирающих, то есть имеют население менее 10 человек. Потребление мяса значительно отстает от гигиенических норм и уровня потребления развитых стран. Заработная плата в сельском хозяйстве более чем в 2 раза отстает от средней по стране, а уровень безработицы на селе почти вдвое выше, чем в среднем по экономике.

Государство ограничивало рост цен на сельхозпродукцию, в результате рентабельность сельхозтоваропроизводителей оказалась почти втрое ниже, чем, например, в США, что сделало отрасль инвестиционно непривлекательной. Низкие инвестиции, в свою очередь, привели к неконкурентоспособности отрасли.

Ситуация усугубилась вступлением РФ в ВТО. Условия присоединения резко обострили неравенство конкурентной борьбы отечественных и зарубежных сельхозтоваропроизводителей. Позиция государства и Минсельхоза в частности была крайне вялой, не было выработано никаких адекватных мер. Ситуация резко контрастирует с тем, как вел себя Евросоюз после раунда переговоров в Дохе. ЕС не только не сократил поддержку крестьян, а даже увеличил ее, распределив по статьям, которые не запрещены ВТО.

Сложившаяся ситуация требует решительных мер, а именно разработки и реализации Дорожной карты развития сельского хозяйства России. Промедление может стоить России продовольственной безопасности, а 40 млн сельских жителей окажутся на грани выживания.

ЧАСТЬ I

КРИТИКА СУЩЕСТВУЮЩЕЙ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ

К сожалению, необходимо констатировать, что в результате проводимой аграрной политики российское село стремительно деградирует. Возьмем, к примеру, карту Бельского района Тверской области с указанием населенных пунктов за 1985 год (рис. 1.1) и посмотрим, сколько населенных пунктов сохранилось к сегодняшнему дню: огромное количество сел и деревень попросту исчезли.

И это не случайность, ведь с каждым годом все больше и больше мы завозим продовольствия, его импорт растет ежегодно на 14% (см. рис. 1.2). Даже в кризисном 2009 году, когда ввоз в страну практически всех товаров упал, динамика импорта продовольственных товаров не ослабла, что свидетельствует о том, что мы приобретаем за рубежом товары первой необходимости и не способны отказаться от них.

В связи с этим отрицательный торговый баланс достиг впечатляющих величин в десятки миллиардов долларов — стоимость завозимых продуктов на 26,4 млрд. долларов превышает стоимость экспортируемых.

Несмотря на это, в Госпрограмме развития сельского хозяйства продолжают ставиться малоамбициозные цели. Как видно из рис. 1.3, даже плановые цели Госпрограммы на 2020 год не достигают уровня 90-х годов по ряду продуктов.

Заниженными целями дело не ограничивается. Эффективность закладываемых в Госпрограмму мероприятий и качество их исполнения не выдерживают никакой критики: существующая аграрная политика не позволяет российским сельхозпроизводителям конкурировать на равных ни на внутреннем, ни на внешних рынках.

Объем средств, направляемых на развитие сельского хозяйства в России, несравним с поддержкой, которую получают основные конкуренты (рис. 1.4). Россия вступила в ВТО на условиях, полностью запрещающих поддержку экспорта, а объем поддержки на внутреннем рынке ограничен 4,4 млрд. долларов в год (начиная с 2018 года), что, например, ниже чем у Швейцарии. При этом разрешенный на 2013 год уровень поддержки в сумме 9 млрд. долларов реализуется едва ли на 50%. Но даже эти незначительные средства распределяются неравномерно между регионами и хозяйствами. В трех соседних регионах РФ уровень субсидий на гектар площадей отличается более чем в 28 раз (рис. 1.5).

Также существующая аграрная политика не нацелена на создание благоприятных экономических условий для развития села, не борется с непредсказуемостью сельхозпроизводства.

Особо нужно остановиться на стоимости привлеченного финансирования (банковских займах). Даже с учетом субсидирования 100% ставки рефинансирования, реальная стоимость денег для отечественного фермера остается в несколько раз выше, чем для североамериканского или европейского (рис. 1.6).

Финансировать инвестиции в обновление материально-технической базы можно не только из заемных, но и из собственных средств, точнее, из прибыли. Как видно из рис. 1.7, цены на большинство продуктов сельского хозяйства в РФ были ниже, чем в ЕС и США и, как следствие, рентабельность сельхозтоваропроизводства в РФ с учетом субсидий была почти втрое ниже, чем в США. Показателен в этом отношении контраст свиноводства — цены на свинину были в последние годы выше, чем в ЕС, и это стало важнейшим фактором, определившим инвестиционную привлекательность подотрасли и инвестиционный взрыв, приведший к 15% росту выпуска в натуральном выражении.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что даже при наличии всего одного фактора, определяющего инвестиционную привлекательность отрасли (наличие высоких цен и рентабельности, либо дешевое заемное финансирование) отрасль демонстрирует существенный рост инвестиций.

Продолжение читайте в следующем номере